Село Мундуз, Иссык-Кульская область

Дальнейшее повествование ведется от лица героев

Оказывается, проектов, грантов очень много, просто многие не доходят до простых жителей. А те, что доходят, я всегда старалась реализовать на совесть, доводить до победного конца. Мне хотелось, чтобы в каждом доме моего села была чистая питьевая вода. Было больно видеть, как дети, надрываясь, таскали тяжелые ведра. С 2000-х годов я занимаюсь реализацией проектов по доступу к питьевой воде. С гордостью могу сказать, что наше село – первое село в Кыргызстане, которое провело в дома живительную влагу. У людей появились условия, не уступающие городским. А я в этом году отмечаю свое 60-летие…

Я родилась и выросла в селе Нововознесеновка Ак-Сууйского района Иссык-Кульской области. Получила высшее образование, вышла замуж, родила четверых детей. Мы жили в Бишкеке. Супруг работал в Министерстве сельского хозяйста, я – на фабрике «Новость» кассиром в отделе химчистки. Шла размеренная жизнь, пока не наступил 1998 год.

У мужа была хроническая болезнь, и она стала обостряться. В 1998 году, по рекомендации врачей, мы переехали в село Светлый Мыс Тюпского района Иссык-Кульской области. Это было и хорошим поводом присмотреть за пожилой свекровью. Видя, как эта 86-летняя женщина с морщинистыми руками доит коров, во мне укрепилось желание остаться в селе.

В этой местности был санаторий, где супруг получал лечение. Он устроился бухгалтером в сельскохозяйственное училище, а я туда же в отдел кадров. Наряду со своей основной работой, была занята и всеми общественными делами, супруг меня всегда поддерживал. Однако, в 2003 году, болезнь мужа обострилась. Как бы врачи не старались его спасти, в том же году он ушел из жизни. Я осталась одна с четырьмя детьми и сестрой, которую воспитывала с детства. Чтобы получить хоть какую-то поддержку, все вместе переехали в родовое село мужа к его родственникам. К тому времени дети подрастали, и нужно было им дать высшее образование.

Конечно, в селе меня никто не ждал, чтобы предложить работу. У меня был выбор: работать в школе или айыл окмоту. И там, и там все было занято. Тогда, взяв в помощники старшего сына Айбека, начала с домашнего хозяйства. Купили кур, гусей, уток, индюков и начали их разводить, продавать яйца, мясо. Работали день и ночь. Соседи удивлялись, как можно зарабатывать деньги, выращивая кур и индюков. Особенно молодые женщины. Труд давал свои плоды. Трое детей поступили в различные институты. Я обучила всех детей, поставила на ноги.

Как в селе появилась питьевая вода

В 2004 году заговорили о проекте «Таза Суу». Так как к тому времени я успела примелькаться на общественных работах села, и, видя мое трудолюбие, а также приняв во внимание имеющееся высшее образование, это дело поручили мне. Три года только ходила по улицам, мобилизовали людей на решение вопросов по чистой воде.

В союзное время на каждой улице стояли колонки, откуда люди и пили воду. Потом, когда Советский союз развалился, водяные системы полностью пришли в негодность. Люди на лет десять остались без воды. Пили из источника, который находился на окраине села, где гуси купались, и скот пил. Трудно жилось людям.

Из-за грязной воды было много кишечных болезней, дети болели Боткина. Поэтому то, новость о чистой воде сельчане восприняли хорошо, но, что за это нужно платить – нет. Сельчане говорили: «Вода – это дар Божий. Почему мы должны платить за то, что дает нам Бог. Неужели нельзя сделать воду бесплатной?».

Согласно условиям проекта, местное население должно было собрать сумму, равную 5% от общей стоимости работ. На семью выходило по 500 сомов. В то время, в селе это были большие деньги, зарплаты были маленькими. Надо было «будить народ». Заходила в каждый дом и, не ленясь, разъясняла им, почему нужно платить.

«Да, вода – это то, что дает Бог, но чтобы она дошла до вашей улицы, нужно проложить трубу, насосом выкачивать ее из земли», – каждому «разжевывала» необходимость сбора денег.

Начали объяснять, что такое бюджет, что вода – это система государственная, всем принадлежит, что за охранника нужно платить, за кассира, кто по дворам ходит, нужно платить, за сантехника нужно платить, за электричество, которое использует насос тоже. Особенно трудно было объяснять, что такое квитанция, как производится расчет на одного человека, на одну тонну воды.

Проще было работать с пожилыми. Заходила к ним, хвалила их хлеб, сметану, которую они делали, и только завоевав их расположение, приступала к основному разговору. «Апа, внесите в этом месяце 50 сомов от пенсии, в следующем внесете еще 50, и так расплатитесь», – уговаривала. Потом приняли решение с пенсионеров собирать только по 100 сомов. Так, по крупицам, собрали 269 тысяч сомов и внесли в банк. Пока не собрали нужную сумму до тыйына, проект не сдвинулся с места. Таковы были условия.

Тогда я еще была молодая, возьму лопату, ходила и люки чистила. Их при Советском союзе чистили, а потом все брошено было. В люк все бросали, не работали они, никто не смотрел за ними. Возьму своих сыновей, партнеров и говорю: «Сегодня вот эту улицу чистим». К 2007 году на всех улицах стояли колонки. Нажал и бежит ручьем вода. Что еще для счастья надо? Все начали пить чистую воду. Помню, главный врач фельдшерско-акушерского пункта говорила, что после того, как люди стали пить из колонок, снизился уровень заболеваемости среди сельчан.

Гульназ Кадралиева, директор основной общеобразовательной школы имени Байбекова

Школа была основана в 2014 году. До 2014 года мы учились в старом корпусе. В том корпусе у нас столовой не было, там было 4 класса всего, столовая находилась в другом здании. С 2010 года, как проект с водой стал реализовываться, мы сразу же смогли оборудовать столовую. С тех пор у нас есть горячее питание. За счет того, что у нас есть вода, мы смогли войти в проект «Горячее питание». Вода у нас постоянная, отключается только в том случае, когда нет света.

Вода в домах, и горячая, и холодная

Жизнь не стоит на месте! Я работала в Общественной организации «Мунак», выступила с инициативой дальше развивать водоснабжение села. В 2011 году вместе с активистами ближайших сел обратились в фонд «Хабитат-Кыргызстан». Со своей командой я хотела уже провести воду в дома. Фонд нам выдал кредит, оборудование, чтобы проводить ВХВ (труба, по которой вода поступает в дом) и установить водонагреватели, чтобы можно было пользоваться горячей водой.

Необходимые материалы доходили до 20 тысяч сомов, и все это фонд нам дал в долг на четыре года. Хотя, были и такие, которые не хотели платить даже в рассрочку. С каждым домохозяйством мы подписали договор, и выплачивали потихоньку эти деньги. Самое трудное – просить у людей деньги, но мы работали, и у всех сейчас в доме есть вода. Женщины, девушки не стали уезжать из сел, скот имеют. Если можно работу найти в селе, не обязательно уезжать на заработки во Францию, Германию, Алматы. В итоге, наш труд не пропал даром. Сегодня почти в каждом доме есть холодная и горячая вода, стиральные машины, душ.

Была восстановлена система большой, общей водокачки. Глубина водокачки 80 метров, она советская, брошенная была, мы начали ремонт, и переделали ее. Двенадцать лет уже система работает. Она воду очищает, бактерицидная лампа стоит, через нее проходит вода.

Показание счетчиков мы даем в районные электрические сети, а там начисляют нам оплату с учетом израсходованной воды. Оплата по счетчику составляет 20 сомов за тонну.

Я одна сама не смогла бы все осуществить, у нас команда. Мы вместе всегда советуемся, работу делим. В штате 7 человек сейчас. Один человек не сможет с людьми работать. Аыйл окмоту помогает в деловых переговорах, при встречах. Без головы мозга не бывает, без Аыйл окмоту села не будет. Село маленькое, но должно подчиняться. Всегда с ними советуемся, вот, к примеру, выигрываем проект, а они потом тоже помогают, тоже со мной бегают. Так смогли провести чистую воду в дома не только в селе Мундуз, но и в двух соседних селах.

Керимбек Эралиев (охранник и оператор водокачки)

С 1972 года работаю. Старик я. Когда вода заканчивается, надо накачивать, автоматика не работает. Если света нет, вода не качается, но мы набираем. В четверг, например, где-то на три-четыре часа отключают, и мы заранее наполняем воду. Тут люди круглосуточно пьют, три села. Вода набирается и сразу же уходит на трассу, уже очищенная, людям идет.

Я — почетный гражданин своего села

Глядя с высоты на то, что мы смогли сделать для села, хочу сказать спасибо международным организациям. Их поддержка неоценима для сел! Я работала без зарплаты. Только с 2015 года начала получать 5000 сомов, до этого от 1000 до 3000 сомов. Даже сапоги свои не оправдывала… Но у меня хозяйство, этим я кручусь, дети помогают, снохи помогают. А как же? Надо же как-то крутиться…

Наверное, я так создана – не могу дома сидеть. Я когда замуж вышла, в Бишкеке начали жить, там все-все есть – вода, душ. Потом приехала сюда, а здесь ничего нет. Муж болеет, воды нет, таскаем с арыка, а это на краю села. Вижу, что грязная вода… все равно куда деваться, пьем, кушаем, поэтому как-то душа болела. Начали писать проекты, туда обращаться, сюда обращаться, много-много-много я писала. Нам дали такой ответ: «Если надо, соберите людей, и у вас получится. Мы вам поможем». И помогли!

Благодарна ВСЕМ! Мои односельчане меня ценят и уважают, всегда представляют к различным наградам, поощрениям. Сделали меня почетным гражданином айыльного аймака.

Когда работаешь на благо народа, люди это понимают и ценят. Я всегда получаю их благословение. Я много болею, но хожу по этой земле, благодаря их молитвам. Говорят же, когда трудишься во благо людей, это ценит и Бог, и народ.

Материал подготовлен в рамках проекта «Истории регионов в лицах», поддержанный «Интерньюс» в Кыргызстане. «Интерньюс» в КР не несет ответственность за содержание публикации, которое не обязательно отражает ее позицию.


Интервью и текст: Аман Акматов, Диана Рахманова и Диана Ухина
Фото: Илья Каримджанов
Видео: Алмаз Исаков

Аудио: Джошик Мурзахметов
Корректор: Елена Бослер-Гусева


Редакция «Волкерстори» благодарит за поддержку в создании материала героиню истории Айнуру Узакову, жителей села Мундуз и «Интерньюс» в Кыргызстане.