Село Боконбаево, Иссык-Кульская область

Дальнейшее повествование ведется от лица героев

После развала Советского Союза мы работали с женщинами в разных местах. В 1995 году к нам в село Боконбаево Иссык-Кульской области приехала Динара Чочунбаева (директор международного фестиваля Кыргызстан Оймо) и рассказала про ремесленничество, показала, какие изделия можно делать из войлока, и что это все можно продавать. Мы, несколько женщин, объединились и своими силами стали создавать традиционные вещи из того, что у нас было. В 1999 году мы зарегистрировали Общественный фонд народных мастеров «Алтын-Оймок», но фактически начали работать с 1996 года.

Мы участвовали в семинарах, которые проводила Ассоциация, поддерживающая развитие ремесленничества в Центральной Азии.

Первый раз попали в Алматы на выставку, там увидели других ремесленников, иностранцев, они нам говорили, что бы хотели видеть, каких размеров, цветов. По приезду мы стали делать уже другие изделия, используя другие цвета, сохраняя при этом свой, кыргызский орнамент. Навыки, которые мы имеем, нам передали наши бабушки и мамы.

В группе были женщины, которые занимались ремеслом для дома, приданного. Они по ходу уже обучали нас, как нужно качественно работать с шерстью, какую шерсть нужно использовать, как правильно ее сортировать. Нитки, например, для пряжи отдельно сортируют, для войлока отдельно. Шерсть мы использовали ту, которая у нас была в хозяйстве, а потом закупали. Благодаря семинарам, мы научились писать грантовые проекты; смогли получить сырьё, качественную шерсть – то, что нам было необходимо в работе.

Открытие центра

Здание Общественного фонда, в котором мы сейчас работаем с женщинами, было полуразрушенным. Мы обязались его поддерживать и восстановить, взамен хозяева предоставили нам его в пользование. Они живут сейчас в России.

В 1999 году мы зарегистрировали Общественный фонд народных мастеров «Алтын Оймок». С тех пор это название с нами, прижилось, всем легко его произносить.

В основном, у нас работают женщины. Всего в Центре 39 человек, но не все сейчас работают. Некоторые уже в преклонном возрасте со значительным стажем и бесценным опытом, который продолжают передавать молодым. Я уже сама стала тренером и консультантом.

Постоянно в день работают по пять человек. Многие приходят с детьми. Заработная плата от 5000 до 7000 сомов. Те, кто работает на дому, имеет сдельную оплату. Это поддержка для многих к пенсии. Пенсия около 2000 сомов. Есть и такие, кто получает по 5000 сомов, но им все равно не хватает.

В холодное время года я предлагала женщинам не работать, но они отказались. Сказали, что если не смогут работать в Центре, то нечем будет платить за свет, уголь, топливо и содержать детей. Говорят, что им нужна работа.

Нурзат Турусбекова, 27 лет.

Я близко здесь живу, поэтому знала про Центр. Пришла, поработала, научилась шить изделия и осталась. Обучалась примерно неделю, начинала шить сувениры, потому что это мне нравится больше всего. С детства меня бабушка учила шить ширдак.

Работа в Центре – мой основной заработок. Ну, хватает на жизнь. В Центре очень удобно, например, когда сын болеет, я же не могу его оставить дома одного, я могу его с собой взять, сын рядом сидит, играет. Зимой немного меньше народу, в основном работают все летом, потому что туристов много приезжает. На изготовление тапочек примерно уходит два часа.

Кундуз Карымшакова, 56 лет.

Работала я в Центре старшим менеджером и специалистом. Обучала женщин ремеслу. И сейчас иногда обучаю. Можно сказать с этого Центра я и вышла на пенсию.

Как приезжаю с Москвы, сразу бегу сюда, потому что вся моя молодость, вся жизнь прошла в этих стенах. Здесь моя любимая работа. Скольких я людей обучила… В основном, я занималась сувенирами. За работу с ширдаками бралась реже. Сейчас девочкам тут хорошо, потому что в Центре все есть, и ножницы, и материалы. А мы начинали с нуля. Эта нелегкая работа, потому что все изготавливается вручную.

Раньше был колхоз имени Ленина, я лично ездила туда и кипами покупала шерсть. Сама сортировала и привозила в Центр. Знаю, какой стране, какой цвет нужен. Есть те страны, которые не любят желтый цвет, белый цвет… Я знаю, что японцам нравится желтый и голубой цвет. Многие туристы любят тонкие изделия, так как переживают за перегруз. Тонкие изделия легче скрутить. Это уже стандарт. 

Я помню был заказ из Канады. Я взвешивала каждый сувенир, каждую подушку, чтобы не было перевеса. Там были большие тюки, если был перевес на сто граммов, приходилось снова все вытаскивать. Важно понимать тонкости изделия, какой узор. И важно подобрать такой узор, чтобы он вошел в размеры изделия, был законченным. Поэтому какие-то узоры мы сами создаем.

Женщины в Центре получают не только заработок, идет передача традиционных знаний по работе с шерстью и вышивке. По прошествии этих лет, я понимаю, что мы работали правильно, хоть было и трудно, потому что мы смогли в этом ремесленническом центре сохранить то, что уже забылось и не применялось.

Вот, например, эти лоскутки. Мы долгое время не могли найти женщин, которые терпеливо смогли бы из них собирать мозаику. Этой женщине сейчас 76 лет. Она живет в другом селе. На все эти подушки лицевую часть она готовит. А дальше мы уже здесь собираем подушку. Ни одна подушка не похожа на другую. Все уникальны. И для нее это дополнительный заработок к пенсии.

Для некоторых женщин это место и для души, они получают здесь удовольствие от общения. Войти в группу Центра можно свободно. Многие просто приходят, чтобы получить знания, у них все в достатке. Есть членские взносы, собираются на чаепитие и дни рождения.

Борьба за внимание

У собственных детей бытует мнение, что если вышла на пенсию, то нужно сидеть дома. А к 55-60 годам накапливается опыт и в работе, и в жизненных вопросах. Вот, к примеру, сейчас редко встретишь тех, кто умеет прясть на прялке, а у нас есть такой мастер.

Я так хочу, чтобы на пожилых женщин обратили внимание, потому что им нужна моральная поддержка. Когда они приходят сюда, они чувствуют свою значимость. И у детей сразу создается другое мнение о собственных родителях.

Сложности бывают разные. Некоторые женщины, которых мы обучили, по каким-то обстоятельствам могут уехать в Россию. И мы снова обучаем. Есть текучка. Молодые сейчас тоже не заинтересованы… Как их заинтересовать? Я стараюсь, чтобы продавался товар, чтобы как-то их мотивировать.

Мы сотрудничали с местными властями. Они нам помогали провести семинар, предоставили помещение. Кроме того, они оказали содействие некоторым нашим женщинам со сбором документов, необходимых для получения земельных участков.

Знак качества ЮНЕСКО

Наши бабушки говорили, что ширдаки использовались 30-40 лет. И это было действительно так. Можно было без боязни их топтать, дети играли. А в последнее время стали выпускать ширдаки не очень хорошего качества. Мы над этим долго работали и получили знак качества от ЮНЕСКО в 2014 году. Мы за качество!

Раньше ширдаки дома делали несколько лет. Один год заготовка шерсти шла, потом делали войлок, а на следующий год красили края. Орнаменты мы брали из того, что видели – цветы, горы, животные, джайлоо, озеро. Мы не можем производить продукцию в большом количестве. В месяц шьем два или три ширдака, но зато очень качественных.

Вот наши ширдаки. Сначала сушится шерсть, потом катаем ее. Потом все гладим, наносим размеры, режим. Одна женщина делает вышивку. Это наше традиционное! Шерсть нужно хорошо отсортировать, коротко постричь. Чтобы она вкатывалась, нужно хорошо выбить ее. В итоге, чтобы сделать один ширдак, участвуют семь женщин.

Шерсть мы покупаем местную у наших фермеров. Она у нас сейчас не качественная. Ведомств, кто качественно регулирует ситуации с пастбищами, нет. Летом и зимой скотина топчется на одних и тех же пастбищах. Также, по моему мнению, сильно влияет на качество шерсти скота вакцинация.

Идет смешение пород скота, шерсть стала грубая. После сортировки остается только 30% хорошей шерсти, остальное – это отходы. Мы смотрим, щупаем и сами выбираем, потому что разные поставщики. Вот, например, один год постоянно брали у одного поставщика, попалась нехорошая шерсть. Я пока закончила сортировать и чистить эту шерсть… Теперь я с ним уже больше не хочу работать. У нас здесь на честности и доверии все строится.

Международное сотрудничество

После получения знака качества мы смогли участвовать в выставке в Нью-Мехико в прошлом и позапрошлом году (2016-2017 гг.). Также отправляли наши ширдаки в Швецию. Мы делаем ширдаки на заказ в Америку. Одна женщина приезжала из Нью-Йорка, смотрела, ей понравились наши изделия. И мы с ней работаем уже несколько лет, у нее галерея в Нью-Йорке.

С июня месяца по октябрь мы можем продавать наши изделия в центре села Боконбаево, в основном, приходят туристы, и местное население нас уже знает. У многих дети учатся в разных странах, и они хотят увезти подарки с собой.

Нам поступил заказ из Нью-Йорка – юбку под елку. Мы разработали два варианта дизайна и образцы. Все заказы отправляем сначала в Бишкек, а оттуда уже заказчики осуществляют отправку до места назначения.

Помню, как-то юрты отправляла в Швецию, сейчас они очень популярны. В Швеции была выставка, и они хотели юрту поставить, чтобы рассказывать о жизни кыргызстанцев и ремесленничестве. Если мы попадаем на выставку, где много сувениров, я много не могу продать, потому что не у всех есть время выслушать информацию о том, в чем преимущества сувениров нашего Центра. Но те, кто знает наш Центр и знаком с нашими изделиями, все равно приобретают товар у нас.

Материал подготовлен в рамках проекта “Истории регионов в лицах”, поддержанный “Интерньюс” в Кыргызстане. “Интерньюс” в КР  не несет ответственность за содержание публикации, которое не обязательно отражает ее позицию.


Интервью и текст: Диана Ухина и Диана Рахманова 
Фото: Илья Каримджанов
Видео: Алмаз Исаков
Аудио: Джошик Мурзахметов
Корректор: Елена Бослер-Гусева

Редакция “Волкерстори” выражает огромную благодарность за поддержку в создании материала Жаныл Баишеву, Нурзат Турусбекову, Жаным Бубу Байбусунову, Майрамкуль Акунову, Кундуз Карымшакову, а также Общественный фонд “Институт стратегии устойчивого развития” (ИСУР) и “Интерньюс” Кыргызстан.