Девушка могла быть украдена, если бы не догадавшаяся об этом раньше рассказчица, которая, действительно, совершила геройский поступок. Все имена изменены, а автор истории предпочел остаться неизвестным.

После учебы и плотного обеда в студенческой столовой мы с одногруппниками, как и всегда, стояли на остановке. Ждали маршрутку. Было жарковато. Рядом был только Данияр. Азиз остался «помогать девушке и сидеть на вай-файе».

Так вот, стоим мы с Данияром на остановке, как вдруг я замечаю, что к девушке, стоящей перед нами, сзади подходит парень. Внешность была у него сельская. Было видно, что он хотел что-то сделать, но замешкался.

Он обходит ее и боковым зрением следит за ней. Было похоже на то, что он хотел познакомиться с ней, но стесняется. Вдруг парень резко повернулся и пошел назад. Там оказались его друзья. Они перешептывались, то и дело поглядывая на девушку.

Тут меня осенила мысль:«Ага! Знакомство на спор».

Мы так и стояли. Подъехал троллейбус. Девушка зашагала в его сторону, тогда те парни рванулись за ней, не отставая. Это показалось мне странным. Я насторожилась. Потихоньку ко мне начали закрадываться сомнения.

Ведь, если они просто хотели познакомиться, то не стали бы преследовать ее в троллейбусе? Я решила посмотреть, что будет дальше и побежала за ними.

Данияр пошел за мной. Я коротко рассказала ему о своих подозрениях. Когда открылись двери троллейбуса, я юркнула как раз между девушкой и тем парнем.

Данияр стоял внизу и нерешительно смотрел на меня. Я попрощалась с ним, сказав, что поеду с ними. Это казалось безумием. Возможно, это просто моё воображение играло со мной злую шутку, но я хотела проверить свою интуицию. А она мне говорила:«Езжай с ними и будь начеку».

В итоге, Данияр поехал со мной.

После того, как троллейбус тронулся, я достала свой сотовый телефон и начала печатать сообщение этой «возможной жертве похищения». Она, тем временем, села на сиденье у окна. А те преследователи пошли к хвосту троллейбуса.

Смс-предупреждение

«За вами следят те мужчины. Возможно, они хотят украсть Вас. Вы их знаете?», — написала я и сунула свой телефон ей в руки (в этот момент я чувствовала себя кем-то, вроде «агента 007» в юбке. Правда, на мне были джинсы.

Она непонимающе посмотрела на меня, а потом написала ответ:«Нет. Может, они хотят только украсть у меня деньги?».

Глупая. Если бы они хотели украсть у нее деньги, то уже давно бы это сделали! К тому же, незаметно для всех.

«Нет. Скорее всего, украсть Вас. Зачем им всем идти за Вами? Их 3-е мужчин», — пишу я ей.

По ее лицу стало видно, что она очень испугана. Она протягивает телефон мне, и я читаю:«Я ничего не знала. Где вы выходите?».

Данияр сказал, чтобы я написала ей позвонить кому-нибудь из знакомых. Я ответила:«С Вами. У Вас есть, кому Вас встретить? Желательно мужчины».

«В университете меня ждет подруга. Вы можете меня проводить?», — вижу в смске.

Не поворачиваясь, я сказала девушке: «Вы точно их не знаете? У вас есть парень? Возможно, это он их послал».

Она сказала, что не общалась с ним неделю с тех пор, как он уехал в деревню. А сейчас у него отключен телефон. Странно. Если он студент, зачем ему уезжать в начале семестра к себе на малую родину? Если только… не готовиться к свадьбе.

Предположение было вполне логичным. Но я отбросила эти мысли, вспоминая, что даже если это так, этой девушке прямо сейчас грозит опасность быть связанной и увезенной в какую-нибудь глушь.

В голове крутился вечный вопрос:«Что делать?». Щёки горели, словно я стояла около печки. Я смотрела на эту довольно симпатичную девушку и чувствовала ее страх и испуг, которые накрывали меня волнами.

Девушка Сезим

Ее звали Сезим. С кыргызского это переводится, как «чувство». Я записала ее номер себе на сотовый. Так, на всякий случай. Троллейбус подъехал к следующей остановке. Мы встали и направились к выходу.

Двое из тех парней обошли нас и вышли из троллейбуса. Девушка облегченно вздохнула, думая, что все обошлось. Но один остался внутри и осторожно наблюдал за нами.

[mks_pullquote align=»left» width=»400″ size=»16″ bg_color=»#e23a3e» txt_color=»#ffffff»]Я показала ей его, даже не скрываясь. Хай, пусть знает. И так уже понятно, что мы ее предупредили. Она побледнела. Мы проехали еще одну остановку и вышли у базарчика на Тоголок Молдо.[/mks_pullquote]
Заплатив за дорогу и бесстрашно посмотрев на выходившего за нами преследователя, мы направились в сторону университета девушки- КЭУ. Шли как конвой — мы с Данияром встали по обе стороны девушки и шагали с ней вплотную. Мы облегченно вздохнули, радуясь, что все закончилось.

Я заметила, как тот парень разговаривает с кем-то по телефону и представила себе, что он говорит: «Блин, не получилось!». Внутри себя я злорадствовала.

Но Данияр поспешил предупредить нас: «Это еще не всё! Эти двое уже тут», — и показал на спустившихся ранее парней, которые что-то покупали в комке впереди нас.

Мое сердце опять сжалось: «Неужели ещё не все?», — пронеслось у меня в голове. Мы быстро прошли мимо преследователей и завернули за угол Тоголок Молдо.

Казалось, мы оторвались от них, но не тут-то было. Все произошло так быстро, что все произошедшее потом представилось мне сном. Не помню как, но в долю секунды эти парни оказались возле нас.

Один, с ухмыляющимся лицом, по которому хотелось треснуть, чтобы стереть с него эту безобразную ухмылку, уже держал за локти Сезим и тянул ее в сторону машины.

Другие похитители шли на подмогу. Я машинально встала в защитную позу и начала отдирать руки парня от девушки. Сразу несколько парней пытались увести ее от нас в машину. Помню, как я кричала: «Нет, не отдам! Отстаньте от нее, сволочи!».

Прохожие-зрители

И знаете, что меня больше всего поразило в тот момент? Прохожие люди. Они просто тупо стояли и смотрели, как будто это был какой-нибудь спектакль!

Я искала глазами мужчин, просила их о помощи, а они все тупо смотрели. Я крикнула: «Ну что же вы стоите?! Помогите! Почему вы всегда такие?! Почему вам наплевать на других?!».

А девушка стояла молча, даже не сопротивлялась. У нее был шок. Слава богу, нашлась одна храбрая бабушка, одна из торговок у пешехода. Она мигом оказалась возле нас и тоже отражала натиск похитителей.

Она кричала Сезим: «Что ты стоишь?! Кричи! Или ты сама хочешь этого?!».

Краем глаза я заметила, как Данияра уводят в сторону трое парней. Мое сердце ёкнуло.

Я побежала к ним и начала отдергивать их от него: «Отпустите его! Не трогайте!».

Сезим от шока еле дышала и все говорила: «Я не ожидала этого, не ожидала».

Когда мы, озираясь по сторонам, дошли до входа в университет, я опять заметила эту разноцветную кепку и неприятную ухмылку.

Передав девушку в руки однокурсниц, мы более или менее успокоились. Спускаясь вниз, я уже обдумывала, как нам выйти незамеченными этими похитителями.

Мы решили, что лучше предупредить вахтершу о возможном похищении студентки. Хотелось быть увереннее в том, что Сезим доедет до своего дома в порядке. Вахтерша посоветовала обратиться в милицию.

Зная о справедливости некоторых представителей (не буду говорить всех) нашей милиции, мы сразу отбросили эту мысль.

Мы уже собирались выходить, как вдруг заметили этого «ухмыляющегося кепочника». Он посмел зайти в государственное образовательное учреждение (!), чтобы похитить девушку.

Увидев нас, он резко свернул обратно. Я побежала искать Сезим, но успела заметить, как Данияр вышел к нему и сказал:«Что? Следите?», — маленький храбрый мальчик.

Я позвонила ей, но как назло у меня закончились единицы. Не зная куда деться, я попросила первого попавшегося помочь.

Знаю, это выглядело глупо, но в войне все средства хороши. А это для меня война. Самая настоящая. За ее жизнь, за будущее, которое она сама себе хочет, а не то, которое ей придется принять, если попадется им в руки.

Он согласился помочь, дал свой телефон и пообещал проводить ее до дома на такси, когда у нее закончатся пары. Вернулся Данияр и рассказал, что он разговаривал с этой «кепкой».

Тот отвел его в сторону и просил не мешать, типа она знает, от кого он. Назвал какого-то Азамата, сказал, что он ее парень. Ну и что? Тот факт, что его отправил ее парень не дает ему права хватать ее посреди улицы, пугать ее, и везти как вещь сразу на свадьбу, где возможно, ее изнасилуют, чтобы она не смогла уйти.

Ну что за средневековое мышление? Когда мы от него избавимся? Скажите – традиция? Какая нафиг традиция? Это преступление. И не важно, что оно продиктовано вековыми традициями древнейшего тюркского народа.

Мы живем в 21-м веке. (Извините за штамп, но в банальности скрыта истина). Веке, когда должны уважать права женщин не только на образование и равную зарплату с мужчинами, но и на право выбирать себе мужа самой. Право самой решать, когда и как выходить замуж.

Ну, что плохого в том, чтобы спокойно попросить руки девушки у ее родителей и забрать ее из дома? Брак будет некрепким? Или нечего будет рассказывать внукам?

Нет, им надо силой привести плачущую девушку, усадить ее за көшөгө, надеть белый платок, а потом обесчестить.

Варварство. Ничего, кроме отвращения, этот метод женитьбы у меня не вызывает. Я не уважаю те традиции, которые не уважают моих прав.

В общем, в конце приехал брат Сезим, посадил ее в свою машину и пошел разговаривать с неудавшимися похитителями.

Мы с Данияром, улучив безопасный момент, быстро ушли с места происшествия. Потому что в глубине души проснулся страх за себя.

Ведь всем известно, что когда похитителям не удается украсть нужную им девушку, они крадут любую попавшуюся, потому что их ждут с невестой…

Комментарии