Журналист нашей редакции — Айбек Осмонкулов (имя изменено по просьбе автора) прошелся по рядам одного из самых открытых нелегальных рынков Бишкека и выяснил, насколько развита уличная спекуляция, очень напоминающая фарцовку времен Советского Союза. Повествование ведется от лица журналиста.

«Вот уже на протяжение более, чем пяти лет, напротив Ошского базара работает негласная площадка, где любой желающий может быстро и без вопросов купить или продать недорогой телефон, планшет и даже, ноутбук.

В ход идет «карманная» техника, которая легко перемещается из рук в руки. Цены на этом рынке ниже рыночных, но взамен покупатель никогда не потребует документов на телефон и не спросит о «прошлом» техники.

Левый рынок возник внезапно, сейчас уже никто сказать не может, когда торговля стала ежедневным и постоянным явлением. Просто в какой-то момент, площадка напротив главного входа торгового центра «Беш-Сары» стала удобным месторасположением для сбыта мелкого товара.

Торговля шла на «ура», люди толпились за аппаратами, как за горячими беляшами. Со временем спрос стал настолько большим, что для продавцов «Беш-Сары» уличные «челночники» стали поперек горла – упали продажи и уменьшился поток посетителей из-за вечного столпотворения «непонятных» личностей.

В итоге, администрация пошла на меры и изнурительно на протяжении нескольких месяцев выпроваживала всех от своих дверей. К тому времени, «телефонные» челночники уже давно превратились в народное «купи-продай». Торговля с лёгкой руки перенеслась в более открытое и оживленное место — на площадку у главных ворот Ошского базара.

С этих пор, нелегальный рынок стал по-настоящему автономным, а за уличными спекулянтами закрепилось прозвище – «трассовики».

«Идут по трассе и торгуют», — объяснил мне Бакыт, один из бывших «трассовиков», который начинал своё «восхождение» с этого рынка. Сейчас он уже сидит в теплом ЦУМе и вспоминает эти деньки, как лихие девяностые.

«Раньше это был мелкий сбыт, продавали телефоны стоимостью не дороже 1000 сом и предлагали всего один телефон. Сейчас на левом рынке крутятся сотни гаджетов от 500 до 20 тыcяч сомов, планшеты и даже, ноутбуки. Для некоторых, это место стало настоящей работой со своим графиком и постоянными клиентами», – рассказывает Бакыт.

Общаясь с людьми, которые имеют отношение к рынку, становится совершенно ясно – здешняя торговля полностью соответствует сегодняшним реалиям. Это единственное место продажи для сворованного, где-то в Асанбае, мобильного телефона.

Из ворованных телефонов наибольшим спросом пользуются недорогие марки, так как вероятность того, что потерпевший пойдет и напишет заявление в РОВД, ничтожно мала. Большие сенсоры продают более аккуратней и незаметней.

«Трассовики», торгующие с рук, как правило, делятся на «залетных» и «постоянных». У «залетных» телефоны, зачастую являются ворованными, но на рынке их не больше 30 процентов.

«Постоянники» же, работают на репутацию и торгуют исключительно «чистыми» телефонами. Это молодые люди 25-27 лет, несущие в руках сразу шесть-восемь телефонов.

Более пронырливые делают это, как при Советском Союзе — «трассовик» распахивает плащ, а там телефоны расфасованы во всех внутренних карманах. Смотрится, конечно, комично, но зато удобно.

Средняя цена за телефон на рынке варьируются в районе 1000 сом — это простушки с цветным дисплеем. Если посчастливится, то за эти деньги можно купить аппарат с цветным дисплеем, камерой и даже разъёмом для флешки.

Нередко «трассовики» покупают телефоны в «Беш-Сары» и перепродают их с рук на «черном рынке». В среднем, такое ремесло дает около 1000 сомов ежедневной прибыли, если хорошенько приторговывать.

По рассказу одного из продавцов, на рынке часто ловят карманников, при сбыте ворованного телефона. Кстати, ближайший опорный пункт милиции находится в 20 метрах от «нелегального рынка», милиция, видимо, уже давно закрыла глаза на незаконную спекуляцию.

Впрочем, этот рынок, как и десятки других, но уже легальных, кормит не один десяток семей.

«Если же городские власти возьмутся за рынок и разгонят всех?», — спрашиваю я одного молодого «трассовика».

«Это невозможно», — невозмутимо отвечает «трассовик».

«Это почему?», — недоумеваю.

«А кто сказал, что это нелегально? Никто ведь «трассовикам» не запрещал собираться в небольшие компании?», — хитро ответил он».

А это видеосюжет, подготовленный ОТРК.

Комментарии