Сашара Зарифа я увидела на спектакле «Умут» с участием ансамбля «Устат-Шакирт». Это было необычное действие – под знакомые мелодии фольклорной группы мужчина в черной рубашке-халате двигался в такт. Было в его танце нечто магическое, что-то колдовское, шаманское. И мне захотелось поближе узнать о его творчестве. Уроженец Южного Азербайджана — Сашар Зариф, а в настоящее время житель Канады – мультидисциплинарный артист, педагог и исследователь.

Его практика – это погружение в историю традиционных и ритуалистических исполнительских видов искусства, включая суфийские и шаманские методы Ближнего Востока и Центральной Азии. Его стиль танца объединяет классическую поэзию, музыку и танцы на этих территориях.

Называется он танцем «Мукам» (Mugham). Его творческий подход к развитию и практике танца основан на человеческом опыте и памяти. Интересы Зарифа – идентичность, глобализация и межкультурное сотрудничество.

Сегодня он – научный сотрудник в Йоркском Центре Азиатских Исследований и возглавляет театр Танца Онтарио. Сашар Зариф – обладатель многочисленных премий и наград, в 2012 году он был награжден юбилейной медалью Королевы Елизаветы II. За 15 лет он объездил всю Европу, Северную Африку, Центральную и Западную Азию, Ближний Восток, Северную и Южную Америки, таким образом, проработав в 30 странах. В своём рассказе он говорит, что с интересом ждет, какой же на пути будет тридцать первая страна.

Сегодня, в интервью Зариф рассказывает о своей творческой жизни и, о том, что для него значат движения в танце.

«Я начал танцевать в возрасте 5 лет, тогда мы жили в Иране. Моя бабушка была родом из Азербайджана, я очень много проводил время с ней, она рассказывала истории о Баку, пела, танцевала для меня. Рубабе-ханум — так звали её. Прожила она долгую жизнь, почти до 99 лет. Она сидела на полу, так как не могла быстро ходить и учила быть меня ее ногами для танцев, и каждый день она давала традиционный «сагыз» – жвачку из смолы, как оплату за танец. Так я был представлен в её мир музыки, танцев, рассказов историй.

Чем старше я становился, тем чаще я использовал материал, которому она меня обучала. Я вспоминал её и понимал, что она хотела сказать. Потом я изучал инженерное дело уже в Торонто (Канада). В 1993 году я поехал в Баку (Азербайждан) и начал изучать азербайджанский танец. После, я начал карьеру в танце и создал свою группу, завершил бакалавриат и магистратуру и стал преподавать танцы и культуру Центральной Азии в Йоркском университете.

Я изучал семантику и традиции Центральной Азии, как использовали танцы, чтобы рассказать историю, и через эти исследования я преподавал в своем университете и в своих поездках по миру.

Движения в воспоминаниях

 

DSC_0012

Выступление Сашара Зарифа в Бишкеке

Метод, который преподаю, я называю «moving in memories» – я мобилизую мои воспоминания, чтобы они двигались и не были архаичными, я пересматриваю их. Я создал этот артистический метод и верю, что представление должно быть на основе опыта. Я на сцене должен экспериментировать и люди станут свидетелями получения опыта от мыслей, нежели я буду стоять и что-то пытаться рассказать вам.

Я иду на сцену, чтобы найти себя, и вы видите этот процесс. Я верю, что жизнь – исследование, это не постулат. Я верю, что танец, как искусство, должнен любопытствовать, не быть догмой. В момент, когда ты веришь чему-то, ты завершаешь всё, твои мозги уже не работают. Ты всегда должен удивляться и интересоваться, потому что так много интересного в этом мире. И знание — бесконечно, для этой методологии мне нужны были инструменты, и я использую тело, разум и эмоции.

Для эмоций — музыка, для разума — поэзия, для тела – движения. Я использую эти три инструмента, чтобы переосмыслить и пересмотреть, переработать мой опыт в прошлом. Эти опыты в прошлом и есть два продукта – мои воспоминания и культура.

Танцор, как артист, интегрируется, он должен быть музыкантом, танцором, поэтом. В старые времена, поэт-суфий Руми использовал движения, музыку и поэзию одновременно для своего творчества. Он был одним из вдохновителей для моего проекта по воссозданию танца мукам.

Самая классная вещь в Торонто — это то, что мы многообразны и есть возможность для индивидуумов быть самими собой. Как исследователь и практик танцев, я все время задаюсь вопросом: «Почему я должен использовать западный стиль?». Моя бабушка, с восточным восприятием, не могла бы делиться опытом на большой оперной сцене. То, с чем я работаю – это реальность.

И почему я выбираю камерные места? Потому что аудитория мне близка, они могут видеть и чувствовать меня. Мне не нравится, когда большая аудитория, много артистов на огромной сцене. Тогда я не могу иметь отношений с этой аудиторией. Мне нравится экспериментировать.

В моих танцах и преподавании есть структура, но все на интуитивном уровне. Я использую интуицию, жизненные примеры для обучения танцам, например, когда я объясняю движения, я говорю о падающем листе, о брызгах воды, и тогда танцоры анализируют и пытаются повторить. Я уважаю все виды танцев, но большинство из них продукт потребления, роскошь, декорации. Но, конечно, есть виды артистического искусства, которые необходимы. К примеру, кошоки – поминальные песни – форма искусства, но это необходимый ритуал перед захоронением. Так и я в своем творчестве — хочу, чтобы танец был связан с жизнью.

В свои перформансы я часто приглашаю женщин 50 лет и старше 60 лет. Они разного роста, физиологии, но людям нравится, так как они настоящие.

О текущей воде и сущности номада
12115764_10153758472981037_2313772624097404760_n

Репетиции Сашара Зарифа

Я верю, что идентичность — не продукт, а процесс. Я пытаюсь увидеть мою идентичность, как текущую реку “аккан суу” (на азербайджанском), я не хочу быть стоячей водой “туран суу” (на азербайджанском). Если вода стоит, то она загрязняется и её невозможно пить, но если аккан, то она чистая и свежая.

Я вижу себя, как человека с разными пластами: я – танцор, я – человек, я – мужчина, артист, канадец, турок, номад.

Проблема сегодняшнего дня в том, что очень много коробок, которые люди на себя накладывают, у нас есть эти коробки и мы пытаемся все положить в эти коробки, но это невозможно.

Насими — поэт-суфий из Азербайджана говорит: «Я – правда. Если человек эволюционирует и растет, то — это истина. Во мне два мира: который я вижу и другой, который не виден».

Два мира сходятся в человеке, но человек не влезает в рамки двух миров, он больше. Западный феномен – пытаться изучать Восток и класть его в коробку со своей точки зрения, не видя альтернативных видений. Но когда я преподаю, я говорю студентам – мир такой разный, у нас так много национальностей, они параллельны, но не одно и тоже. Наша реальность параллельна, у нас нет универсалий, у нас — мультиверсии. Мы не можем всех людей в одну категорию включить.

Я думаю, кочевническая культура — одна из прогрессивных культур в своей сущности, потому что кочевники, как вода, они всегда в пути, мобильны. Их идентичность очень тесно связана с природой и меняется, исходя из окружающей среды.

В Торонто большое разнообразие культур, что вдохновляет тебя быть собой. Обычно, меня часто спрашивают о моей национальности, и я надеюсь, когда-нибудь перестанут.

Как канадец, я представляю это разнообразие. Мне пришлось вобрать все культуры, которые есть во мне. Но корни — это то, что ты никогда не сможешь отрицать. С этим чувством я столкнулся через мою бабушку, и она взрастила этот способ видения на жизнь.

Жизнь нуждается в свободе и индивидуальности. Мы никогда не достигнем гармонии до тех пор, пока мы не примем наше многообразие, различия. Не нужно пытаться все объединить и уравнять.

О комузе и танцах
В любом танце главное не только движения, но и эмоции.

В любом танце главное не только движения, но и эмоции.

В 2013 году я приехал в Кыргызстан и встретился с Нураком Абдрахмановым. Я был очарован им: его характером, артистизмом, его игрой на комузе и был загипнотизирован жестами его рук.

Я спрашивал про историю комуза, про танцы. Я влюбился в этот инструмент, хотел танцевать в сопровождении него. Он рассказывал историю, которую пересказывал ему дедушка о человеке, пришедшем с войны и танцевавшем в юрте под звуки комуза. Я начал изучать его жесты. И использовал их в танце «Умут». В том году я взял студента Алмаза Нурака и мы поехали в горы, катались на лошадях. Танец комуза, потом я показывал в Канаде.

Позднее я познакомился с ансамблем «Устат-Шакирт» и мы сделали проект «Омур». По приезду в этом году решили глубже работать над процессом. «Устат-Шакирт» делает важную работу в Кыргызстане, артисты группы очень профессиональные и живые.

Философия «Устат-Шакирт» очень близка к тому, как я работаю и думаю. Поэтому у нас все получилось. Я верю, что была одна потребность, как у дерева, корни должны расти глубоко в землю, чтобы твой ствол и ветки могли расти и дать хорошие плоды. Ты не должен стоять только на своих корнях или только на своих плодах. Поэтому я делаю свои исследования, но не для того, чтобы идти вглубь в древние времена, а наоборот, чтобы идти в будущее, но более информативно.

Кыргызстан и культура комуза – в ней столько танца! Вы не должны сравнивать, ваши танцы могут быть не такими динамичными, как лезгинка. Посмотрите на корейский танец: он очень спокойный, простой, но красивый. Вы должны прояснить, что вы имеете ввиду под танцем.

Когда я работаю со своими учениками, сперва мы учим движения, а потом я их поощряю на то, чтобы они изменили движения, основываясь на физических данных и ментальности сделали свои движения. Тогда они становятся реальными. Материал во всем мире – для вдохновения, руки и жесты Нурак ага – для вдохновения. Талант и смелость, которую я вижу в группе «Устат-Шакирт», направление в котором они работают, были вдохновением для меня сделать проект “Умут”. Это честный диалог, я не притворялся и не пытался быть кем-то, был собой.

Традиции или современность?

Перфоманс «Умут» вместе с ансамблем «Устат Шакирт»

Я думаю, философия «Устат-Шакирт» очень схожа с моей. Мы посетили аксакалов в регионе, говорили с ними об идее мазаров и желаний, о том, почему люди идут, как они идут, как они создают свой ритуал? Потом мы интенсивно работали в Караколе, я подготовил несколько мастер-классов для музыкантов по танцам, и из этих движений мы пришли к проекту “Умут”.

Мы должны сохранять традиции, но мы должны также определить тренд в этой традиции, чтобы мы могли жить в современном мире и делать традиции, как аккан суу, без их компрометирования. Конечно же, ты должен уважать традиции, но в то же время, ты должен дать этой традиции быть живой, чтобы новое поколение могло к ней обращаться.

Основная цель – концентрация только на процессе, не на результате. По приезду в Бишкек, я решил адаптировать это для сцены и для аудитории.

Ваши музыканты более чем готовы для экспериментов, главное — обеспечить их такой возможностью. В современном мире люди много жалуются на сложности жизни, на дороговизну. Составьте список своих расходов, посмотрите на них, и половина из них окажется ненужными. Вы можете жить просто, но удобно. Иногда мы просто усложняем свою жизнь.

Мы так много и усердно работаем, но не знаем, для чего мы работаем? У меня есть друг в Канаде, у которого нет мобильного телефона, но он очень успешен, работает. Хочется сказать иногда, что мы нуждаемся в том, чтобы пересмотреть и задаться вопросом: «Для чего это важно и почему?». Думаю, важно инвестировать в новое поколение, чтобы оно было более открытым. Мы не хотим, чтобы оно только ориентировалось на «Голливуд».

Когда арт-форма становится частью жизни, она становится популярной. Урбан танцы популярны, так как они работают с обществом. Все эти подростки на улицах, они — самовыражаются. Если фольклор встанет на службу общества и станет частью повседневной жизни, тогда он популяризируется.

Я думаю, мы должны объять мир, как он есть. Если есть западная музыка — пусть, хип-хоп — пусть, ты должен быть открыт для всего. Но одна важная вещь: «Никто не может расти без корней, ты должен стоять на своих корнях!». Поэтому традиции важны.

Что первично: танец, поэзия или музыка?

Они все инструменты самовыражения! Первоочередно для меня — жизнь, и где я сейчас, и с чем я работаю, чтобы расти. Я надеюсь, танец станет более серьезной и важной частью жизни. Идеи и эмоции важны. Когда же мы говорим о танцах – это действие. Тебе надо встать и делать, ты не можешь только говорить об этом. Общество нуждается в трех составляющих: идеях, страсти и действиях. И танец может мобилизовать эту действенную часть».

Автор: Тынымгуль Эшиева

Комментарии