Сергей Александрович вспоминает, как много лет назад, он вместе с одноклассниками каждое лето выходил в поле. В один день пролетал кукурузник, опрыскивая химикатами хлопковые поля. Двое из ребят, ушедшие вперед всех, попали под ядовитые капли. Есть ли место безопасному для людей и природы органическому земледелию в сегодняшнем Кыргызстане?

Каждое летнее утро профессор Восточного Университета им. М. Кашгари выходит полоть свои грядки. Свободная одежда, шляпа с широкими полями и темные очки, которые защищают от яркого солнца – так встречает нас Адаш Искандеровна. Еще несколько лет назад здесь была свалка, а сейчас – цветущий сад на северном побережье Иссык-Куля, в селе Чон-Сары-Ой.

«Из этого маленького участка земли я вытащила одиннадцать кузовов мусора. И сейчас, если капнуть, то будут выходить остатки мусора. Здесь вот была яма. Именно здесь я сделала свой первый эксперимент по мульчированию (ред.: поверхностное покрытие почвы для её защиты и улучшения свойств. Роль мульчи могут выполнять солома, сухие листья и другие органические материалы, которые в результате действия микроорганизмов и червей перегнивают, образуя плодородный слой почвы). В этом месте можно было выкопать рельсу, половину шифера и даже, телевизор», – рассказывает нам Адаш Токтосунова, подбирая мусор.

Однажды, узнав о том, как жители Каира сделали из городской свалки — парк, Адаш, что называется, «загорелась» купить участок на Иссык-Куле. «Я решила показать людям, как из свалки можно сделать рай на земле», – объясняет доктор политических наук. А началось все с посадки роз. С землей не мог справиться трактор, а вот ручной лом и лопата сделали свое благое дело. Сейчас на участке 0,5 гектаров растут и плодоносят абрикосовые деревья, яблони, смородина и зелень. На наш вопрос, каким образом вы боретесь с вредителями сада и питаете растения, Адаш Искандеровна ответила, что только органическими удобрениями и никакой химии.

«Когда борешься с вредителями, обрабатывая пестицидами, можешь погубить и полезные организмы. Например, божьих коровок, ежей и лягушек. А это все — природные санитары. Я использую навоз, древесную золу и измельченную яичную скорлупу, которую отдают мне мои дети. Думаю, верна буду органике», — поясняет женщина.

Ради беспрерывной работы на своем органическом участке, Адаш Токтосунова отказалась от должности проректора по учебной части в университете. Теперь на работе она – профессор, а на даче — «юный натуралист».

11899304_929905007055502_504512524_o

«Недостаток знаний нельзя заменить избытком удобрений», – русский агрохимик Д.Н. Прянишников.

После постепенного восстановления истощенной почвы, на этом участке планируется создание научно-исследовательского центра экологии и органического земледелия на базе Восточного Университета им. М. Кашгари. У Адаш Искандеровны есть уже свои задумки: «Хочу построить здесь теплицу и выращивать овощи без химикатов, превратив эту территорию в рассадник экологического земледелия, буду обучать студентов. Выращу свой первый помидор, разрежу и сравню его с тем, что продают на рынке. Чем больше белых прожилок в мякоти, тем больше содержится аммиачной селитры в овоще».

Что диктует спрос?

Мы провели небольшой опрос на Ошском рынке.

-Знаете ли вы, что в овощи и фрукты добавляют нитраты? И что земля, на которой их выращивают обрабатывается ядохимикатами?

Айгуль, студентка КРСУ

— Знаю, но постоянно покупаю.

Надежда, домохозяйка

-Да, весь рынок завален китайскими яблоками и помидорами. Но что поделаешь? Берем, кушать-то хочется.

Адилет

— Я постоянно покупаю их, а иногда продаю. Ничем они не обработаны, свежие и натуральные овощи.

Каныкей, бухгалтер

— Знаем, а сейчас все обрабатывается аммиачной селитрой. Все на ней выращено.

Ольга Николаевна, пенсионер

— Покупаем овощи постоянно. Сейчас уже и вкус не тот, как раньше. А химикаты – да, вредные что говорить.

Аммиачная селитра входит в группу азотсодержащих минеральных удобрений. Долгое время фермеры и почвоведы считали, что аммиачная селитра (нитрат аммония) восполняет недостаток азота в растениях, ускоряет созревание и не несет за собой негативных последствий. Однако, сегодня точно известно, что после внесения ее в почву, происходит разрушение плодородного слоя. Растворенный азот селитры действует на гумус, подобно химическим кислотам. В общем, это очень вредно!

В Кыргызской Республике более 95% удобрений приходится на долю азотных. Более безопасные для почвы — фосфорные и калийные удобрения — практически не завозятся. Хотя, общая потребность в них составляет 139 тысяч тонн в год. В чем же проблема? Ответ прост. Дело в цене. Килограмм аммиачной селитры в Кыргызстане в среднем стоит 19-22 сома, а удобрения, содержащие фосфор и калий в 2,5 раза дороже.

Путь пестицида

В Кыргызской Республике пестициды никогда не производились, поэтому химикаты экспортируются из Казахстана, Узбекистана, России и других сопредельных стран. Но основная часть «химии» идет в республику из Китая и Монголии. На рынке свободно продаются запрещенные к использованию химикаты, в частности дуст или ДДТ, которые до сих пор пользуются хорошим спросом у фермеров.

Они приходят под видом товаров широкого потребления, и их завоз не контролируется со стороны государственных органов. Председатель экологического движения Кыргызстана «Алейне», кандидат биологических наук, Эмиль Джапарович Шукуров прокомментировал сегодняшнюю экологическую ситуацию в Кыргызской Республике:

«Со времен Советского Союза, в нашей Республике остались хранилища химических веществ – это пестициды и химические удобрения. Они не утилизированы и должным образом не захоронены, поэтому люди продолжают извлекать яды из хранилищ и незаконно их использовать. Далеко не факт, что эти пестициды перестали быть токсичными, наоборот – истекает срок годности, а значит и токсичность возрастает», — рассказывает эксперт.

Проблему хранилищ решают общественные организации и местные активисты. Но Шукуров считает, что контроль завоза, утилизации и захоронения пестицидов – прямая обязанность Министерства Сельского Хозяйства и Мелиорации Кыргызской Республики.

«После получения независимости, со стороны государства были попытки перекрыть доступ к хранилищам. Но это ограничилось лишь заменой замков и установкой забора. Буквально через месяц-два все было снесено, люди заходили и брали что угодно», — дополняет Шукуров.

Бывали случаи, как рассказывает председатель экологического движения, когда скот мог беспрепятственно проникать на территорию, питался отравленной растительностью, а в результате часто происходили отравления людей и массовый падеж скота.

И все-таки органика. Миф или реальность?

По подсчетам координатора органического движения «Bio KG» — Султана Сарыгулова, на сегодняшний день не менее 60% произведенной в Кыргызстане продукции является «органической». Однако, здесь этим термином называют не только сельскохозяйственные продукты, но и органический текстиль, войлок и т.д. Одним словом, все, что связано с сельским хозяйством, не имеющее контакта с химией.

«В 2013 году к нам приезжали аграрные представители из Польши. Они занимаются органикой, содержат сеть магазинов в Европе, подтвержденных международными сертификатами. Мы им дали попробовать нашу клубнику, а они спросили, есть ли на нее сертификат. Мы ответили – нет. И на мясо даже нет. У нас ничего не сертифицировано! Они сказали, что их сертифицированная продукция близко с нашей не стоит. Поэтому наше стратегическое преимущество – это высокое качество отечественной продукции», – говорит Султан Сарыгулов.

Эколог Эмиль Шукуров побывал в нескольких хозяйствах в Германии, где применяется исключительно «зеленые» технологии. Покупательский спрос на такую продукцию большой, несмотря на дороговизну, все распродается заранее.

«У нас есть предварительная договоренность с западной Европой, где уже сейчас готовы закупать кыргызскую органическую продукцию круглый год. Но наши производители оказались не готовы к этим рыночным отношениям. Нужны овощехранилища, технологии для бесперебойного производства, причем заказчики были согласны всю транспортировку взять на себя», — рассказывает эколог.

В свою очередь, Федерация органического движения «Bio KG» предложила решение со своей стороны. В прошлом году они разработали частный органический стандарт. Теперь, подтверждающим документом на органическую продукцию будет сертификат на землю. Почему именно на землю? Сертификат сможет косвенным образом подтвердить органичность продукции, выращенной на земле не загрязненной химикатами.

Мы не смогли получить статистику по загрязнению земли от экспертов Министерства Сельского Хозяйства и Мелиорации КР. Но независимый эколог Эмиль Шукуров склонен полагать, что 20% территории Чуйской долины стали непригодными для производства сельхоз продукции, из-за интенсивного применения пестицидов китайского происхождения.

«Знаете, что мне сказал израильский агроном, когда приезжал к нам? Вот у вас там в правительстве говорят, что продуктов не хватает, земли не хватает. Дал бы Бог нашей стране одну только Чуйскую долину, и мы бы завалили весь Кыргызстан и Центральную Азию продуктами, еще бы и на экспорт отправляли», – вспоминает Эмиль Джапарович.

Профессор Адаш Токтосунова, на своем участке пока не думает об экспорте. Ей радостно уже от того, что идею маленького органического мира подхватили ее соседи.

Материал подготовлен центральноазиатскими журналистами в рамках летней школы журналистики Академии ОБСЕ и Deutsche Welle в Бишкеке.

Авторы: Шолпан Жабаева и Самат Матцаков

Комментарии