8 марта 1992 года в Бишкеке моя мама родила меня – Кайрата Бекмамбетова, который разительно отличался по цвету кожи среди тысячи других кыргызстанских детей.

Было бы интересно увидеть лицо акушерки, принимавшей роды моей мамы (улыбаюсь). Всё-таки, тогда были другие времена, более консервативные, некоторые люди африканцев видели только в кино.

Всё моё детство прошло во дворе, расположенном на пересечении улиц Молодой Гвардии и Киевской.

Неподалеку был Ошский рынок, благодаря которому, как я сейчас понимаю, осознал тонкости «кыргызской жизни». Помню, как в детстве мы с бабушкой и мамой ходили на базар за продуктами и все люди все время глазели и тыкали пальцем на меня. Тогда я ещё маленький мальчишка был, очень тяжело воспринимал такие вещи.

Особенно было обидно, когда какой-нибудь парень открыто при всех людей кричал на кыргызском, — «Смотрите, негр идет!», тогда вмешивалась моя мама, у которой, кстати, очень взрывной характер.

Это я с мамой

Это я с мамой

Жизнь в кепке

Как следует пристыдив всех за своё свинское поведение, мама хватала меня за руку, и мы дружно шагали домой. Тогда, как я помню, во мне развивался очень серьезный комплекс – я начал стыдился своей внешности, мне больше хотелось быть похожим на кыргыза или русского.

Главное, чтобы никто не тыкал пальцем. Последствие этого комплекса – я везде и всегда одевал головной убор, будь-то кепка, шапка или капюшон, эта мания преследовала вплоть до 9-го класса.

В школьные годы я всё-так я не мог не замечать интересующие взгляды со стороны женского пола (улыбается), девчонки дарили подарки, интересовались мною через друзей. Как я помню в детстве, идя по улице, какой-нибудь дядька и тетка могли сказать, – «Смотри какой красивый мальчик идет с кучеряшками, пойдем я тебя морожкой угощу».

Плюс ко всему окруженный вниманием и любовью моей бабушки и мамы я с каждым годом начал уверовать в свою индивидуальность. Запомнился день, когда я, придя домой после свидания с одной девчонкой, встал напротив зеркала, снял кепку и увидел симпатичного мальчика, у которого слишком занижена самооценка, которому не хватало смелости открыться окружающему миру. С тех пор я расстался с кепкой и шагнул в новый этап моей жизни.

Это я в детстве

Это я в детстве

«Кыргызский жаргон»

Выучив кыргызский язык и окруженный многочисленными друзьями, я окончательно закрепился в Кыргызстане, мне больше не хотелось покидать его, мне очень нравились здешние места.

Теперь на любую словестную «агрессию» в адрес моей внешности, я бы мог ответить жаргоном тачкиста с Ошского базара, в итоге некоторые раскрывали рты и не могли ничего ответить, а некоторые пытались познакомиться со мной ближе.

Я полюбил кыргызский язык. Он вытаскивал меня из различных ситуаций, в том числе криминальных. Помню, как нас, пятерых студентов, поймали в одном безлюдном переулке около 20-ти отморозков-спортсменов.

Силы были неравные, плюс они были старше нас на 5-6 лет. Они нашли сигареты у моего однокурсника и заставили его скушать сигареты и всё это заглотнуть. Нас всех начали допрашивать, «откуда ты, как ты двигаешься, по черной или по красной» — тогда среди молодежи был популярен блатной жаргон и всякие разборки без повода.

С самого начала они подумали, что я иностранец и начали прикалываться надо мной, но услышав чистый кыргызский язык без акцента и представившись Кайратом, они изумились и начали пожимать мне руку.

«Ты мусульманин?» — спросил один из них. «Да» — отвечаю немного неуверенным голосом из-за того, что одного из нас начали кидать на прогиб. «Врешь же, ты чё, нас за лохов принимаешь? – сказал один из них — Ну-ка, прочитай нам, что-нибудь из Курана, если не прочтешь не обижайся».

Словно на автомате я прочитал молитву, которую мама всегда заставляла читать перед сном. Спасибо маме. В конце я сказал на кыргызском, — «Ребята, мы же свои, зачем друг друга бить, и тем более делить кыргызов на юг и север», — сказал тому, который пытался кинуть моего друга на прогиб, потому, что тот оказался с Нарына.

Услышав это, я заметил в глазах моих недругов уважение и понимание. Но жажда, кого-нибудь избить и унизить была сильней, им хотелось позабавиться.

«Иди отсюда пока не поздно», — сказал один из них.

«Братан, это мои друзья, как я их брошу», — говорю ему.

Он схватил меня за руку и повел сторону, – Чё ты из себя бэтмена строишь? Говорю же, иди отсюда, потом очень сильно пожалеешь, — и толкнул меня в сторону.
После чего они отпустили еще одного нашего и мы с ним побежали за подмогой в наш колледж.

Сейчас мы уже все выросли и стали самостоятельными. Я поступил на факультет журналистики, хотя всю жизнь хотел стать стоматологом.

Выбор тогда стал для меня судьбоносным. Я пришел в университет будучи абитуриентом, чтобы сдать документы. На приеме документов медицинского факультета из-за длинной очереди, сильной жары и духоты я серьезно начал думать о другой профессии.

А это я в наши дни

А это я в наши дни

Посмотрел в сторону скромного уголка факультета «Журналистики» — там почти не было людей — сдал документы и удачно прошел. В дальнейшем ни минуту не пожалел о своем выборе.

Хотя сейчас я работаю в молодежном комитет партии «Бир Бол», но всё же позиционирую себя как журналиста и блогера. Я открыл свой блог Qairat.tumblr.com, в котором стараюсь писать интересные для нашего общества материалы. Судя по статистике посещений и откликам читателей, мой блог пользуется успехом.

Комментарии