Много ли мы знаем эфиопцев, побывавших в Кыргызстане? А много ли среди них тех, кто остался жить в этой стране? Если наш герой прав, то, как минимум, таких пять человек находятся в Токмаке.

Сисай Вондемагеху живет в Кыргызстане уже 26 лет. За этот период он успел сменить профессию, поработать в Бишкеке, создать семью, получить гражданство и окончательно обосноваться в Токмаке. В своей истории жизни герой рассказывает, почему он решил стать кыргызстанцем и о чем все-таки сожалеет.

В Кыргызстан я попал в 1989 году, когда мне было 20 лет. Я приехал в Токмак, чтобы поступить в летное училище — при союзе между нашими учреждениями были взаимные соглашения по обмену студентов. Поэтому всех желающих отправляли сюда.

Помню, тогда нас было 45 человек. Другие, как и я, приезжали поступать в Токмак на летчиков. Но через год, выучив русский, 15 человек на вертолёте отправились в Бишкек, а остальные — остались здесь. Сейчас, правда, нас осталось всего пятеро.

При обучении в училище труднее всего было учить русский — причем, и писать, и читать. Писать мне до сих пор тяжело.

Проучился я до 1992, но назад не стал возвращаться, так как в Эфиопии случился переворот.

По профессии я так и не стал работать. Во-первых, я не закончил один год обучения, а, во-вторых, тут тоже тогда был переворот, никому не нужны были такие специалисты, многие были без работы.

Я решил, что стану водителем. Я понял, что если некоторое время не работать, то все — ты пропал, понимаешь? Поэтому я постоянно работал, успел уже и на маршрутке поработать и на автобусе, и на машине.

На автобусе начал работать в 1994 году, когда поехал в Бишкек. Я отучился там на водителя и потом два года проработал. А с 2004 года стал водителем маршрутки и тоже проработал два года.

Но потом я вернулся в Токмак, потому что этот город роднее, жилье достать тоже было легче, ведь тут было много друзей и знакомых. Сейчас, к примеру, все как родня — один город, одна родня.

Сейчас вот гоняю такси, машина собственная, купил ее, накопив денег. Работать таксистом, конечно, сложно. Как видите, тут все, практически, таксуют.

Раньше в Токмаке работало много заводов. Все работали, а сейчас их практически не осталось, поэтому в основном все работают таксистами. Работать тут мне никто не мешает, меня многие тут знают и принимают, как за своего.

Да, бывают, конечно, конфликты маленькие, но это не потому что я иностранец. Это просто что-то бытовое, но их тоже очень мало, можно на пальцах считать. Я ведь всегда тоже могу высказать коллегам свое недовольство, если мне что-то не нравится.

Жизнь с супругой из Казахстана

Сейчас у меня есть ребенок, ему 9 лет. Ребенок хорошо знает казахский, русский и, конечно, стараюсь учить эфиопскому. Моя жена с Казахстана, но мы с ней познакомились в Токмаке, она тут жила.

Когда мы с ней стали встречаться, она совсем не была удивлена, что я с Эфиопии. Для нее не важно было какой национальности и откуда. Мне этим и Токмак нравится, что тут народ на это вообще внимания не обращает, поэтому тут столько народностей живет.

Да, конечно, не отрицаю, последние революции в Кыргызстане тут тоже чувствовались. Мне было страшно больше не за себя, а за ребенка. Но в основном все местные конфликты были бытовыми, поэтому я перестал волноваться.

Жилья у меня до сих пор нет, я сейчас живу у друга, но потом планирую снимать квартиру за пять тысяч сомов. Для меня это очень дорого, ведь на такси много не заработаешь.

Вот супруга сейчас в Алматы, она там работает. Ребенок сейчас тоже там учится. Я пытался найти в Алматы работу, но у меня не получилось, нужно столько бумаг и разрешений, поэтому я снова вернулся обратно.

Гражданство у меня кыргызское – его я получил в 2013 году. Жил сначала по регистрации, потом сделали вид на жительство. Кыргызский знаю, но слабо. Свой язык тоже стараюсь не забывать.

Гражданство у меня кыргызское – его я получил в 2013 году. Жил сначала по регистрации, потом сделали вид на жительство. Кыргызский знаю, но слабо. Свой язык тоже стараюсь не забывать.

Праздники

Мы с супругой не сильно соблюдаем все традиции, но никогда поэтому поводу не было проблем. Она очень понимающая. Лично я справляю только несколько эфиопских праздников.

Один из них — это эфиопских Новый год. Он празднуется 11 сентября. В этот день мы собираемся, готовим кушать, стараемся исполнить что-то народное.

Стараемся готовить свое какое-нибудь традиционное блюдо, но с каждым разом все привыкаем готовить местную кухню. А так наше блюдо — это соус с мясом и перцем.

В основном собираются только наши эфиопцы, но все зависит от обстоятельств. Часто к нам присоединяются наши друзья, соседи.

Мне также близки и традиционные праздники Кыргызстана, к примеру, Нооруз. Мы его, тоже, отмечаем с супругой. В основном в этот день в гости ходим, потому что друзья зовут.

Токмак, конечно, для меня просто уникальный город, честное слово. Даже в своей стране у меня нет столько близких и друзей. Единственное — тяжело переношу тут погоду, особенно зимнюю. Люблю больше солнца, жару.

О родном городе

Сам я родом из города Дэбрэ-Зэйт, он находится в центральной части Эфиопии, в регионе Оромия.

Сейчас он уже не такой маленький. Со свободой слова там тяжело, но, чтобы понять всю разницу с Кыргызстаном, нужно там пожить долго, а не так как я, только иногда приезжать.

Мое имя означает «счастье», но я не всегда чувствую себя счастливым.

В Эфиопии бываю редко, где-то один раз в год. Отца уже нет в живых, из самых близких осталась только мама. Чтобы поехать к родным мне тоже приходится долго копить денег.

Мои близкие очень хотели, чтобы я на родине остался, но у меня же тут сын?!

Конечно, если бы я остался жить в Эфиопии, меня бы заставили жениться на своей. Ведь у нас тоже есть деление в самом народе, как в Индии, на касты.

Но это было раньше, сейчас, конечно, там народ стал более современным. Сейчас уже все молодые сами решают. Как хотят, так все и будет.

Насчет будущего пока не знаю, говорю, как русские: «Поживем, увидим».

Мне, наверное, нужно было выбрать другую профессию. Была мечта у меня, конечно, но не получилось. Когда-то я хотел стать военным, а отец мечтал, чтобы я стал врачом.

Возможно, если бы сейчас я был врачом, то смог бы реализоваться и найти высокооплачиваемую работу.

Комментарии