Мы продолжаем публиковать репортажи из Украины. Сегодня, представляем вам интервью с Игорем. Он родился в Донецке, более 10 лет живет в столице. Преподает в университете.

Я познакомилась с Игорем в Киеве на одном из тренингов. Все началось с простой беседы о жизни и ситуации в Украине. Игорь рассказал мне, как поддерживал Майдан, о разнице во взглядах с родными, о расставании с ними, о своих надеждах и будущем Украины.

“Я был на Майдане в 2004. В этом году, в 2014 тоже был. Когда я узнал, что на Майдане начались какие-то волнения, я позвонил своему приятелю, который является президентом одной из академий в Киеве.

Когда мы встретились и пришли на Майдан, там шёл штурм. Мы наткнулись на “беркута”, меня выдернули из толпы. Они пробовали бить нас через “беркута”, но я как-то выкрутился и убежал. Отошел назад, а потом мы встретились с моим приятелем.

Вместе с ним мы и дежурили. Среди майдановцев были и наши студенты. Мы гордимся тем, что ни один из наших студентов не пострадал на Майдане.

Когда начался штурм, люди начали приезжать на своем транспорте. Вначале людей было мало, их теснили, но уже в пять утра мы поняли, что людей стало намного больше, чем у “беркута”. И мы поняли, что отстояли свое.

Не нужно воспринимать это, только в масштабе Майдана. Со всего Киева, как по щелчку пальцев, собралось 500 человек. Буквально через полчаса после штурма.

Я помню, какая была хорошая мобилизация. Люди хотели сделать хоть что-нибудь. Очень активно использовался Фейсбук. К примеру, если там появлялось сообщение, что возле районного суда пикет, и людям нужны чай или бутерброды, то их навозили больше нужного.

Кто они были, люди на Майдане?

«Многие говорят, что майдановцам платили. Но я не знаю и не видел людей, которым платили эти деньги. Вообще не видел.

Но я видел картину, когда к нам подъехала Тойота Лэндкрузер, а оттуда из пассажирских дверей вышел здоровый мужик. За ним следом вышел водитель и надел на него бронежилет, поправил каску, протянул ему биту, щит, и мужик пошел на площадь. Водитель сел в машину и уехал. Эту картину я никогда не забуду.

Понимаете, это то, что мы видели буквально на каждом шагу. Также помню двух женщин, они были интеллигентные, лет по 60, явно преподавательницы какой-нибудь консерватории.

Они шли, держа в одной руке лопату, а в другой – биту. Вокруг – разруха, шины горят, а они просто болтали, и явно не о политике. Это я вам рассказываю, чтобы вы понимали, какими были те люди на Майдане».

Разность взглядов внутри семьи и возвращение в Донецк родни

«В Донецке у меня осталось достаточно много родных: племянник, один брат, второй-двоюродный, и много других родственников.

После начала событий в Донецке они приезжали ко мне, но потом уехали назад. Свой отъезд они объяснили тем, что мол там, в Донецке, у них хозяйство, дом. Мой старший брат весной засеял там подсолнухи. Ну, в общем, как-то они там выживают.

Я понимаю, что между нами абсолютная мировоззренческая пропасть. Они считают, что мы куплены Америкой, являемся рабами Европы.

Я всю жизнь работаю художником, это ведь совсем свободный человек. Кто мне платит? Платит заказчик, а не Америка, и чаще всего это люди из Донецка с деньгами. Я работаю в университете. Какая Америка меня может купить? Причем все эти разговоры были ещё до Майдана.

Расскажу вам одну историю, которая произошла в последние годы Советского Союза. Мне довелось везти 10 тонн сельскохозяйственной продукции на Волынь- это западная Украина. Я нанял киевского водителя. На границе с Волынской областью у него пробило колесо, и шофер просто впал в панику. У него начали трястись руки, он не мог поменять колесо. Я чувствовал его дикий ужас перед бандеровцами.

Позже, я прожил пять лет в этом районе. Более добродушных людей, чем на Волыне, я не видел нигде. На Волыне самые добродушные люди, которые есть во всей Украине, но упоминание о бандеровцах до сих пор наводит на людей страх.

Я стараюсь с пониманием отнестись к их взглядам, к тому, что там происходит, а они – нет. Они даже не скрывают своего непонимания. В основном, это загнанные люди, которые находятся в отчаянном положении.

Если немного углубиться в историю, то можно понять, что это те места, которые больше всего пострадали до 1939 года. На Западной Украине этого всего не было. Там хотя бы остались люди, а здесь все вымерло. Но при этом, количественный состав местного населения остался тот же. Значит, сюда кого-то завезли?! Этих людей просто оторвали от земель, как скот, и привезли сюда.

В их мышлении осталась эта идея, что с ними могут делать всё, что угодно. Понимаете, это очень серьезная вещь. Я сейчас не говорю о группе крови. Я имею ввиду людей, которые выросли в этих ландшафтах. Они не видели другого. Эти люди не могут понять, что они сами могут что-то сделать, что им не нужно государство, в качестве хозяина. А они упрутся на своем, был у них там один хозяин, и все вот. Они за него голосуют и делают все, что угодно».

Будущее Украины

«Я не прогнозист и не политик. Не могу сказать точно, что может быть с Донецком и Украиной в целом.

Я понимаю, что территория Донецка может существовать только в пределах Украины. Кто подпитывает Донецк? Допустим, Россия. Сколько еще сможет продержаться Россия в тех условиях, в которых сейчас она существует? Не знаю. Сейчас время быстрых событий, изменений.

Для меня, честно говоря, непонятно, на что рассчитывают эти люди. Главная опасность не в том, что происходит в Донецке, а в происходящем в Киеве, потому что особых изменений, которые бы вдохновили их на что-то- нет».

Порошенко и его команда

«Повторяется та же самая история, как и в 2004- выбрали, кого хотели и успокоились. Пусть продолжает делать то, что он делал. Ничего реально нужного он делать не будет, и это понятно. Значит, нам нужно браться за дело, важное для нас.

Понятно, почему в тот момент выбрали Порошенко. А кого еще можно было выбрать? Влияние Советского Союза в головах все равно осталось. Но с другой стороны, Порошенко лучше, чем Янукович.

Сейчас уже есть какие-то обнадеживающие изменения. Вот, Министерство образования показало себя. Приняли закон, который оппозиционные силы еще при Януковиче пробовали пробить».

Комментарии