Около шести лет Саламат Алымбаев и его супруга Сайрагул Асанбекова работали мигрантами в Чехии. Они поделились своим опытом работы за рубежом и рассказали о трудностях, с которыми столкнулись. Редакция Walkerstory публикует рассказ бывших мигрантов от лица Саламата.

В 2005 году к нам из Чехии приехал наш друг, который ранее уехал туда на заработки. Он предложил поехать поработать и нам тоже. Целый год мы собирали документы, чтобы все было официально и законно. Мы отправили бумаги в Чехию, там все проверили и нашли нам работу.

В то время страна нуждалась в работниках. Мы получили визу и в 2007 году прилетели в Чехию. Нас встретил наш друг и помог найти квартиру – она располагалась в центре Праги.

Перед прилетом в страну заключается рабочий контракт с фирмой, который невозможно потом разорвать. Если не понравилась работа и хочешь уйти, то твою визу могут аннулировать.

На второй день нашего прилета мы отправились в фирму, которая пригласила нас в качестве работников. Но оказалось, что у них нет мест для работы, хотя в документах они указали обратное. Так меня отправили в другой город, который располагался в 500 километрах от Праги, а жена осталась в столице.

Я работал на одном заводе сварщиком два дня. Потом они сказали, что мои документы у них не числятся и меня отправили в маленький городок Кутнагора в 60 километрах от Праги. Я оказался на большом индустриальном заводе, где мне приходилось отшлифовывать все неровности на залитых обоймах.

До приезда в Чехию я всегда думал, что люди в Европе работают по всем стандартам санитарных условий — в белых халатах. Но мы работали в пыли. Каждый день до обеда нам давали два респиратора (средство защиты органов дыхания от попадания пыли) и после обеда два. Потом они начали давать по три. Потом снова по два, а последнее время давали только один респиратор на день. Со мной вместе работали украинцы, болгары, но в основном- это были словаки.

Представьте себе, мы приехали вместе с женой сюда, а теперь находились в разных местах. На обеде я сидел в одиночку. Все остальные были в группах – словаки отдельно, болгары отдельно, и украинцы, тоже. Присоединиться к ним я не мог, так как языка не понимал.

Сам чешский язык немного схож с русским, только ударения разные. Мы работали по девять часов- с семи утра до семи вечера. Вечером я приходил в общежитие, включал телевизор или радио и ничего не понимал. Однажды ко мне подошел пожилой болгар, он говорил на русском. Мы с ним разговорились и он спросил один я приехал или нет?

Он сказал, что такого не должно было быть, что я здесь, а жена в другом городе. Посоветовал обратиться к администратору фирмы. Сама компания была украинской и каждую неделю приходил человек по имени Роман. Я ему объяснил. Он сказал, что подыщет ей работу.

Прошло три недели, он все обещал и обещал. Тогда я сказал, чтобы он меня отправил в Прагу. Он говорил, что договаривается насчет работы, но все безрезультатно. В то время я познакомился с человеком, у которого тоже была своя фирма, и он предложил мне работу. Он сказал, что можно уходить с того места где я работал, только технично, чтобы они не аннулировали визу.

До этого я у многих спрашивал, как не испортить визу при переходе с одного места на другое? Во-первых, чтобы перейти, нужно, чтобы новая фирма зарегистрировала в списке работников, и официально уволиться с предыдущего места работы. Если даже визу захотят аннулировать, то этого сделать не получится, так как есть дополнительная официальная регистрация в другом месте.

Многие кыргызы не знали об этом и испортили себе таким образом визы. Там все очень строго и восстановить это практически невозможно. Так я проработал там один месяц и потом перешел на другую работу. Мне угрожали, что испортят визу, но у меня уже была страховка.

За весь месяц в итоге я заработал 1000 евро, не считая всех расходов. Потом меня и жену направили работать на один склад, который располагался в 30 километрах от Праги. На дорогу у нас уходило по 3 часа, а работали мы по 12 часов в день. Мы вставали в половине третьего утра, собирались и ехали на работу.

В первый день, когда мы проснулись так рано, думали, что никого на улицах нет. Вышли, а там уже толпы людей в автобусах и в метро. Они начинают работу рано утром, и также рано заканчивают ее. В итоге, у них много свободного времени.

В тот момент мы собирали игрушечные конструкторы «LEGO» и занимались их отправкой в магазины. Это был большой ангар. Вручную работать было невозможно. К примеру, магазин заказывал игрушки, мы их потом по рядам собирали и отправляли заказчикам. Так мы проработали около 2-х месяцев.

Потом мы утроились на работу в типографию, где начинали с восьми утра. Она находилась в Праге и недалеко от нашей квартиры. Мы не спеша просыпались в шесть утра и спокойно к восьми приходили на работу. В квартире мы снимали одну комнату за 350 долларов, а в другой комнате жила другая семья.

Как отличается жизнь за рубежом

Условия были хорошие, в самом городе очень чисто. Я всегда удивлялся, когда по телевизору показывали, как в Европе домой заходят с обувью. Оказывается, на улицах чисто, что даже следов не остается потом.

Мне понравилось, что для каждого автобуса есть свое расписание и знаешь, когда приедет транспорт. У нас пока маршрутка не наполнится, водители не поедут, а там если даже один человек, то уже поедет. И очень удобно использовать проездные билеты как для метро, так и для трамваев и автобусов.

Проездные могут проверять. К примеру, в любой момент проверяющий может показать значок одному из пассажиров и потребовать проездной билет. Если есть, то просто поблагодарит и уйдет, но если нет, приходится платить большой штраф. К этому в Чехии относятся очень строго.

Как-то у меня не было проездного и хотел две остановки проехать без него. Когда выходил, меня окликнул молодой парень-проверяющий. Я остановился и сказал сколько денег у меня есть в кармане и отдал ему их. Лучше на один месяц купить проездной, чем один месяц жить в страхе, что могут поймать в любой момент.

Качество продуктов питания очень хорошее из-за контроля. Относительно цен в Кыргызстане, в Чехии все дешево. К примеру, за 100 крон (200 сомов) можно было купить растительное масло, рис, макароны, чай, сахар и это всего хватало на одну неделю. Мы всегда покупали продукты в те дни, когда были большие скидки. В начале, вся еда для нас была безвкусная, а потом мы уже привыкли. В выходные дни мы готовили национальные блюда, а в будние питались только сухомяткой.

Лечение за рубежом требует очень больших финансовых затрат. В аптеке все лекарства выдаются только по рецепту врача, а страховка стоит очень дорого. Мы брали некоторые лекарства из Кыргызстана с собой. Но, слава Богу, мы не болели. Мы просто боялись заболеть.

В какой-то момент захотелось все бросить и уехать в Кыргызстан

Когда мы пришли работать в типографию, нас приняли за монголов. Мы брали картины и вкладывали их в пленочный пакет, потом их отправляли в разные страны Европы. Работа была сдельная, сколько сделал столько и получил. Мы проработали там около шести месяцев.

Я понял, что если ты даже не знаешь как работать, всегда надо говорить, что умеешь. Один человек мне сказал, чтобы я всегда говорил, что умею это делать. По сравнению с предыдущей работой, эта была намного легче. Нам было выгоднее здесь работать, мы начали зарабатывать больше.

Если не рассчитывать ничего, то невозможно прожить. Наверное, экономике я как раз там и научился. Каждый день надо было считать сколько прибыли и растрат. В самую первую очередь, надо квартиру оплатить, потому что можешь на улице оказаться. Если хозяева один раз скажут «выходи», то уговорить их просто невозможно.

На Новый год нас пригласили в кыргызскую диаспору, где мы познакомились со многими мигрантами из Кыргызстана. В какой-то момент очень сильно захотелось все бросить и уехать в Кыргызстан. Мы собрались, но нас остановила девушка-мигрант из Кыргызстана, сказав, чтобы мы выдержали.

Мы продолжили работать в типографии. Потом другие мигранты начали звать меня работать на стройку. Я сказал бригадиру, что ухожу. Меня уговаривали остаться и поставили условие, что если уйду, то уволят жену. Я задумался, но потом привезли новый станок и я продолжил работать.

Потом я все же ушел на стройку и тогда уволили четверых мигрантов из Кыргызстана. Тогда моя жена начала работать в закусочной, а я на стройке. Там я действительно зарабатывал больше, но и требования были серьезнее. Если были даже очень маленькие ошибки, то все нужно было переделывать.

Работа для консула

Как-то мы были в Кыргызстане и нас попросили передать пакет документов кыргызско-чешскому консулу. Мы с ним разговорились и он предложил смотреть за его домашним хозяйством. Он сказал, чтобы я взял жену и двоих парней для строительства нового здания под гостиницу. Я не задумываясь согласился.

Мы жили в селе Хабор и занимались строительством гостиницы. В первый же день мы разожгли небольшой костер, чтобы сделать боорсоки (национальное мучное изделие). Соседка вышла и была недовольна тем, что мы развели огонь, и вызвала полицию. Мы все потушили, но все равно пришлось заплатить штраф.

Мы проработали у консула больше года, потом я попросил отпуск. Он сказал, чтобы мы возвращались через месяц, но мы пробыли в Кыргызстане три. Так получилось, что у меня умер дядя, а потом племянник, поэтому и пришлось остаться. Когда вернулись, посол обиделся и не стал разговаривать со мной. Он нанял других строителей. Но все же мы помирились. Я иногда ему помогал в строительстве его будущей гостиницы.

Иногда было такое, что срочно нужны были деньги. Там есть однодневные работы «фушки» — сколько отработаешь, столько и дадут.

В 2010 году началась первая волна кризиса. Действительно, многие большие заводы перестали действовать. Потом пошла вторая волна, где еще больше заводов перестало работать. Большое количество людей осталось без работы. И уже страна, в которой не хватало рабочих рук, теперь осталась без работы.

Когда у всех был заработок, никто из горожан не обращал внимания на иностранцев. А когда уже началась волна безработицы, появилось ощущение, будто отнимаешь работу у чехов. В то время я начал заниматься перегоном машин.

Моя жена была сиделкой у одной женщины и два месяца провела в Испании. Они обещали, что после возвращения предоставят бесплатную квартиру и поднимут зарплату. Но это люди ничего не выполнили и пришлось уйти.

Как рассказывает жена Сайрагуль, после, она стала работать нянькой для детей заместителя посла Малайзии. Потом они пригласили ее работать в Малайзию, но супруга Саламата не поехала. Она стала работать дополнительно в пятизвездочном отеле «Конгрессмен». Так, Сайрагуль три дня была с детьми, а остальные дни работала в отеле.

С детьми, которые остались ждать родителей в Кыргызстане, супруги общались по телефону. Как рассказывает Саламат, его жена не могла с ними общаться, потому что все время плакала.

В Кыргызстан они вернулись в декабре 2013 года. С одной стороны, говорит Саламат, этого достаточно — дети уже подросли, а мать должна быть рядом с ними.

Сам же глава семьи каждый месяц продолжает летать на заработки в Чехию. Его друг, который и позвал супругов на заработки, купил себе в Чехии квартиру и забрал туда свою семью.

«Я не решился», – признался нам Саламат.

Фото: Mark_66it

Комментарии